April 29th, 2014

Глава 15. Большая система и Большой Взрыв

часть 1.11

Без фактора сознания ни одна реальность не может быть построена. Она может лишь находиться в состоянии, схожим по образу и подобию с электронным шумом телевизора  – квантовым супом, физическим вакуумом, в котором все потенциалы существуют, но не проявлены. Хаос еще не структурирован, Кубик Рубика полностью разобран и ждет своего часа.

Однако, парадокс заключается в том, что такой ситуации не может произойти никогда, ибо любая мысль о той или иной «локальности» в квантовом супе ("физическом вакууме", хаосе) уже начинает структурировать его как некую реальность, наполняя энергией внимания наблюдателя.Как прекрасно подметил один читатель во вчерашнем посте, хаос - это своего рода порядок, но более высокого уровня, не совсем доступного для нашего понимания на данный момент.  Великая Пустота или Первичная Тьма, в которую часто попадают путешественники вне тела, и есть этот суп непроявленных потенциалов «на границах Сознания», в разуплотненном виде, в высоком состоянии энтропии, в хаосе высшего порядка, в котором есть все, и нет ничего.

В этом квантовом супе абсолютно все потенциалы возможны до тех пор, пока наблюдатель не начнет структурировать его и создавать определенные правила, на которых будут основаны базовые принципы новой  реальности. Но все дело в том, что сам хаос также является подобием наблюдателя самого себя, обладая сознанием цифрового пластилина.

Эфир, например, состоит из маленьких разноцветных динамических точек (обычно зеленых, красных, синих, желтых, золотых и фиолетовых), которые постоянно взаимодействуют в потоках эфирных полей по определенным правилам - некоторые притягиваются, другие отталкиваются, третьи кружатся вокруг своей оси и так далее. Именно из этих зачатков и будут в дальнейшем сделаны атомы, конгломераты которых станут физическими телами. Эфир, при этом, является уплотненным (структурированным) хаосом, готовым к дальнейшему уплотнению в физические объекты - переходным агрегатным состоянием между энергией и материей..

Collapse )

Во мне...

Галина Стрелкова

И такая правильная весна, ничего не выкроит без лекал. Когда ты в моих появлялся снах, расскажи, чего ты во мне искал? У меня не сердце в груди - зола. Только мне ли в этом кого винить... Ты пришел как Бог? Или как Пилат? Не казнить, помиловать. Нет, казнить? Что- нибудь да выберешь. Будешь прав. Мне легко согласием промолчать как мои отчаянные ветра бесприютно маются по ночам. Все пытаясь нотами из тоски заменить мелодию соловьев. Я давно другим бы открыла скит, только в нем по прежнему все твое. Не собрать все в узел и не отдать: " мне уже не надобно, забери". И во мне безумствуют холода, выжигая стужею изнутри всю мою любовь к тебе и тепло. И во мне печально кружит зола. А я всех отчаянных Пенелоп безрассудной верностью превзошла. Ни принять обратно, ни отпустить. И тоска. /Попробуй ее на вкус/. Безрассудство- это особый стиль , что по силе выше любых искусств.
Но необратимое по цене . Тот, кто присягнул ему - платит дань.

Кто- то глубоко во мне /свят и нем/
Помнит опустевшие города...

Пусть сердце станет...

Галина Стрелкова

Пусть сердце станет холодным камнем. Без сожаления. Без любви.
Чтоб эти танцы твои с волками на нем безжалостно не скребли
Когтями твердой дамасской стали свою симфонию странных рун.

Ты уважала законы стаи...
Не понимая ее игру...

Твое желание слепо верить стиралось мыслями быть иной.
Когда в тебе засыпали звери, то просыпался такой чудной,
Такой немыслимый до абсурда, до невозможного добрый Бог.
Он растекался в твоих сосудах, и становился в тебе тобой.
Без обьявления, без прелюдий.
Мерцали сумерки серебром. И ты опять уходила к людям,
Неся им в сердце своем добро. По бездорожью. По острым камням.
И было так нелегко понять зачем встречают тебя флажками
И ярко- красной стеной огня? Зачем кричат тебе " оборотень"
И не скрывают при этом страх. Те, кто с цепями стоят напротив,
Ведь ты по крови им всем сестра. Ведь ты по крови... и столько крови
Течет на землю из рваных ран. Но лес тебя приютит, укроет,
Чтоб ты, безмолвная, в нем жила. И ты бежишь, так легко листая
Прыжками заросли и кусты .

И молчаливо встречает стая...
И этой стае чужая ты...

Тебя от выстрелов закрывают нечеловечьи сердца зверей.
И ты мучительно выживаешь, хоть очень хочется умереть.
Но раны молча тебе залижут те, кто не знают как жить в любви,
А те, кому ты родней и ближе, жалеют что не смогли убить.
Но где же сердцу взять столько силы забыть их, слезы по ним не лить?
Бог дал им все, что они просили. Вот только святостью обделил.

И знают сумерки, и ложатся на лес, даруя надежный кров
Как ты пытаешься удержаться
На хрупких краешках двух миров...

Сегодня Радоница!

Рисунок3

Радоница — 9 день от Пасхи — родительский день, день особого поминовения усопших.

По свидетельству святителя Иоанна Златоуста (IV в.), этот праздник отмечался на христианских кладбищах уже в древности. Само его название привилось от общеславянского языческого весеннего праздника с поминовением умерших, называвшегося Навьим днем, Могилками, Радаваницами или Тризнами. Этимологически слово "радоница" восходит к словам "род" и "радость", причем особое место Радоницы в годичном круге церковных праздников - сразу после Светлой пасхальной недели - как бы обязывает христиан не углубляться в переживания по поводу смерти близких, а, наоборот, радоваться их рождению в другую жизнь - жизнь вечную. Победа над смертью, одержанная смертью и воскресением Христа, вытесняет печаль о временной разлуке с родными, и поэтому мы, по слову митрополита Антония Сурожского, "с верой, надеждой и пасхальной уверенностью стоим у гроба усопших".

Именно на Радоницу существует обычай празднования Пасхи на могилах усопших, куда приносятся крашеные яйца и другие пасхальные яства, где совершается поминальная трапеза и часть приготовленного отдается нищей братии на помин души. Это реальное, живое, бытовое общение с усопшими отражает веру в то, что они и после смерти не перестают быть членами Церкви Того Бога, Который "не есть Бог мертвых, но живых" (Мф 22, 32).

Распространившийся же в настоящее время обычай посещать кладбища в самый день Пасхи противоречит древнейшим установлениям Церкви: вплоть до девятого дня после Пасхи поминовение усопших никогда не совершается. Если человек умирает на Пасху, то его хоронят по особому пасхальному чину. Пасха - время особой и исключительной радости, праздник победы над смертью и над всякой скорбью и печалью.