May 17th, 2020

Хафиза



Однажды имя ХафизА
Приснилось мне во сне.
С тех пор оно как чей-то знак,
Звучит всегда во мне.

Кто ты такая ХафизА?
Зачем пришла ко мне?
Во сне я вижу дивный сад,
Хожу там при Луне.

И нежные твои черты,
Прекрасное лицо.
Улыбка пери, на руке
Священное кольцо.

--------------
Пери — прекрасные сверхъестественные существа, появляющиеся в образе женщины. Пери оказывают помощь своим земным избранникам. Посланцами и исполнителями их воли являются подчиняющиеся пери волшебные звери и птицы. Появление самих пери сопровождается необыкновенным ароматом и благоуханием. Пери — весьма могущественные существа, способные вступить в схватку и победить злых демонов и джиннов. Падающие с небес звёзды являются признаком такой битвы. Пери — непременные участницы действа в мифах и сказках народов Ирана и Средней Азии: персов, афганцев, таджиков, узбеков, белуджей и др., где играют роль фей западноевропейской культурной традиции.

© Copyright: Аминора, 2020

Фрагмент из книги "Мать. Вопросы и ответы 1953 г.

Фрагмент из книги "Мать. Вопросы и ответы 1953 г." об эпидемии испанского гриппа в Японии в 1919 году, ее опыте заболевания, выздоровления и наблюдения за сущностями, которые стояли за вирусом.

Это было в Японии, в 1919 году, в самом начале января. Тогда вся Япония была охвачена эпидемией гриппа, унесшей, в конце концов, жизни сотен тысяч людей. Это был редкий по своему размаху случай эпидемии. В одном только Токио каждый день появлялись сотни новых жертв. Обычно болезнь продолжалась три дня и на третий день больной умирал. Умирали в таких количествах, что невозможно было даже кремировать всех умерших, так их было много. С другой стороны, если на третий день смертельного исхода не было, через неделю человек был уже здоров, разумеется, измотан, ослаблен болезнью, но вполне здоров. В городе царила паника, эпидемии в Японии — крайне редкое явление. Японцы — народ очень чистоплотный, аккуратный, приверженный высоким моральным устоям. Болеют там редко. Так что это массовое заболевание гриппом обернулось настоящим стихийным бедствием для всей страны. Люди были напуганы до крайних пределов. Выходя на улицу, надевали на лицо маску, чтобы очистить от микробов гриппа вдыхаемый воздух. Все население было охвачено страхом… Я жила в то время с одним человеком, который не давал мне покоя вопросами: «Что означает эта страшная вспышка болезни? Какие силы в действительности стоят за ней?» Я же, приняв меры защиты с помощью имеющейся у меня силы, совершенно не думала об этом, занимаясь своим делом. Вся эта эпидемия мне никак не мешала, и я не думала о ней. Но то и дело я слышала эти вопросы: «Что все это значит? Очень хотелось бы узнать истинные причины этой эпидемии. Можете вы мне объяснить, откуда взялась она и почему вспыхнула именно здесь?..» и так далее. Однажды одна из моих знакомых, жившая на другом конце города, позвала меня к себе, ей хотелось представить меня своим друзьям и кое-что показать мне, в чем именно было дело, я уже сейчас не помню, но, как бы то ни было, мне нужно было проехать на трамвае через весь город. И вот вид всех этих людей, едущих в трамвае в защитных масках, вся эта пронизанная их страхом атмосфера заставили меня задаться вопросом: «А в самом деле, что означает эта эпидемия? Каковы ее настоящие причины, что за силы вызвали ее?..» Я приехала к своей знакомой, пробыла у нее около часа и вернулась обратно. Я входила к себе домой уже с очень высокой температурой. Было ясно, что и я заразилась и у меня было то же, что и у всех, — грипп. Болезнь эта наступает внезапно и развивается очень быстро. Вообще развитие вирусных болезней происходит очень быстро. Все решается в течение каких-нибудь нескольких дней; когда микробы проникают в организм, тот начинает сопротивляться заболеванию, если он побеждает — все в порядке, вы остались здоровы, если проигрывает эту борьбу — вы заболеваете, как видите, картина совсем несложная. А про эту болезнь и говорить нечего… Достаточно вам, например, всего лишь получить письмо, вскрыть конверт — и, пожалуйста, через каких-то десять минут у вас поднимается температура! Так было и со мной в тот вечер — у меня была очень высокая температура. Вызванный (кстати, не мною) доктор сказал мне: «Я просто обязан дать вам это лекарство». То было одно из лучших тогдашних средств против гриппа и у самого доктора его было очень немного (его почти не было даже на складах, потому что все пользовались им); он сказал, что у него еще осталось несколько упаковок, поэтому он может дать мне немного. «Очень вас прошу, оставьте при себе ваше лекарство, я все равно не стану принимать его, дайте его тем больным, кто верит, что оно помогает выздороветь». Он был очень раздражен и возмущен: «В таком случае мне незачем было приезжать сюда». «По всей вероятности, вы правы, и вам, действительно, не стоило приезжать ко мне», — отвечала я. Лежа в постели, я, несмотря на сильнейший жар, пыталась найти ответ на вопрос: «Что же такое эта болезнь? Чем в действительности она вызвана? Какие силы стоят за ней?..» На исходе следующего дня, оставшись совсем одна и лежа в постели, я вдруг совершенно отчетливо увидела, как некое существо, которое было одето в военную форму (или в остатки военной формы) и у которого отсутствовала часть головы, подошло ко мне и, вдруг припав к моей груди, несмотря на отсутствие верхней части головы, начало высасывать из меня жизненные силы. Мне удалось трезво оценить ситуацию и я ясно поняла, что вот-вот умру. Эта сущность вытягивала из меня последние жизненные силы (нужно сказать вам, что от воспаления легких люди умирали всего лишь за три дня). Я была буквально пригвождена к постели, я лежала без малейших признаков жизни в глубоком обмороке. У меня не было сил даже пошевельнуться, а странная сущность продолжала вытягивать из меня последние остатки жизни. «Если так будет продолжаться, конец неминуем», — подумала я. Но, призвав всю свою оккультную силу, я вступила в схватку с вампиром, и после жестокой борьбы мне удалось полностью отогнать его от себя. И здесь я проснулась.

Таким образом, я на опыте получила ответ на свои вопросы. Я поняла, что эта эпидемия была вызвана человеческими существами, внезапно и неожиданно для них самих лишившихся тела.

Во время первой мировой войны, ближе к ее концу, я имела возможность наблюдать за подобным явлением: у солдат, безвылазно живших в окопах под постоянными бомбардировками, погибавших — часто совершено здоровыми людьми — с такой внезапностью, что они даже не успевали хоть как-то осознать близость своей гибели, происходила вынужденная экстериоризация. Внезапно лишенные физического тела, жизни в физическом мире, их владельцы пытались вновь обрести тело и жизнь за счет других — живых людей. Иначе говоря, такое стечение обстоятельств порождало огромное количество вампиров. Множество людей становилось их жертвами. Если добавить к этому постоянно происходившее разложение витальной субстанции умиравших вследствие заболеваний, то можете представить себе, в какой хищной, кишащей вредоносными элементами атмосфере вам пришлось бы жить, окажись вы там. И те, кто там был, заболевали в этих условиях, правда, большинству все же удавалось поправиться, но за исключением лишь одного случая: если человек подвергался нападению сущности, подобной той, о которой я вам только что рассказала, смертельный исход был неотвратим и всякое сопротивление было бесполезно, потому что обычные люди не обладают достаточной силой, чтобы отразить такого рода нападение.

Я сама могла убедиться, как много сил и знаний для этого требуется. Обычные люди в таких случаях совершенно беспомощны: атакованные такой сущностью и попадая в стремительный водоворот бушующих темных сил, средоточием которых является эта сущность, они не способны оказать должного сопротивления и поэтому погибают. И в тех условиях, о которых у нас идет речь, они погибали во множестве. Все это я тогда увидела и поняла.

Итак, два или три следующих дня я оставалась в постели, сохраняя полный покой и сосредоточенность сознания, я никого не принимала, объясняя это тем, что мне необходимо побыть одной. Затем, когда я уже начала принимать посетителей, меня навестил один из друзей (местный, то есть японец, и, в самом деле, очень близкий друг). «А, так вы были больны? Я так и думал, — сказал он. — А вы знаете, ведь вот уже два-три дня в городе не зарегистрировано ни одного нового случая заболевания, больше того, выздоровели многие из больных, смертельных исходов совсем мало, так что можно сказать, все уже позади. Врачи полностью владеют ситуацией». Тогда я рассказала ему обо всем, что со мной произошло, а он, в свою очередь, — начал рассказывать всем подряд. Так что случай получил огласку, и дело дошло даже до публикаций в тамошней печати.

Как вы можете видеть, сознание — куда большая сила, чем пакетики с лекарством!.. А ведь положение было на редкость критическим. Вы только подумайте, в сельской местности население вымирало целыми деревнями. Был известен, например, рассказ почтальона, которому необходимо было доставить срочное письмо в одну небольшую деревню (впрочем, не такую уж и небольшую — в ней было больше ста жителей); место было настолько глухое, что получение письма считалось целым событием, особым случаем в жизни деревни, его очень ждали, собственно, и сам почтальон ходил туда тоже только в особых случаях, подобных этому. Придя на место, он нашел всю деревню погребенной под толстым слоем снега — в то время там были обильные снегопады — и без единой живой души! Размах эпидемии был столь велик, что такие картины отнюдь не были редкостью; эпидемией была охвачена и сама столица — Токио, но Токио все же крупный город и, разумеется, положение в нем было иным по сравнению с провинцией. Но вы видели, каким образом эпидемии был положен конец, здесь же и конец всей этой истории.

Автор книги: Мать / Мирра Альфасса/
https://iknigi.net/avtor-mat/93451-mat-voprosy-i-otvety-1953-g-mat.html

Катерина Вернер. Набор слов



Так он шёл по земле, дождями изрытой, измятой,
по болотам, по чаще, казавшейся древней.
Говорил он с хвощами, багульником, перечной мятой,
и сычами, кружившими над опустевшей деревней.

И сычи хохотали ему о мышах и кузнечиках,
о комочках травы и о соснах осанистых.
А багульник и мята шептали: терять больше нечего,
если всё что любил за спиной ты однажды оставил.

И ползли над ним каплями звёзды по чёрному небу,
и летело, искрясь, метеорами звёздное крошево,
и мир так походил на другой. Только магии не было,
кроме той, что стучала о рёбра и билась под кожей.

Кроме тех жалких крох, что он спас из войны и пожарищ,
утащил под внимательный взгляд незнакомых созвездий,
кроме тех, что в заплечной суме одиноко лежали,
и вжимали в тропинку его, навалившись всем весом.

И река лепестки диких слив на ладонях качала,
превращая песок и суглинок в болотную жижицу.
И хотелось, конечно, кричать. Даже выть от отчаянья.
Только вот, – думал он, – если долго кричать
то забудешь, как дышат.

А внутри не горело, о нет, только медленно тлело.
Не поймёшь только, что:
то ли страх темноты,
то ли боль с безнадёжностью.
И еловыми иглами падало вниз сожаление,
только смысла в нём было чуть меньше,
чем в дырке в подошве.

И шептало ему о воде засыхавшее дерево,
и бутоны цветов ему говорили о солнце.
А он нёс в себе дом,
близкий,
светлый,
навеки потерянный.
И пытался понять новый мир,
который он только что создал.
© К.Вернер