aminora (aminora) wrote,
aminora
aminora

Роберт Монро. Окончательное путешествие. Отрывки.

Я настроился на своего друга Разумника, который ждал меня неподалеку. Теперь я знал, что у людей есть по меньшей мере одна отличительная особенность,
— Ты молодец. Однако мне кажется, что тебя беспокоит несколько иной вопрос.
Какое-то сокровенное желание, которое ты не решаешься высказать.
— Да. Я хочу кое-кого навестить... Вы понимаете, о ком я?
— Самого зрелого, развитого человека на Земле, который живет в одном времени с тобой?
— Совершенно верно. Это возможно?
— Да, но результат может отличаться от ожидаемого.
— Мне все равно хочется попробовать.
— Я провожу.

Я двинулся за исчезающим вдали светящимся вихрем. долгое время мы двигались во тьме, а потом я вдруг оказался в комнате — обычной комнате, скромно обставленной парой стульев и столом. Через два больших окна комнату озаряли солнечные лучи;
мне показалось, что за окнами виднеются высокие деревья. Этот дом мог находиться где угодно.
За письменным столом в углу комнаты сидел какой-то человек. Я не мог сказать, мужчина это или женщина, не мог даже различить черты лица и особенности телосложения, Лицо едва очерчивалось, волосы были светло-каштановыми и опускались чуть ниже ушей, Что касается возраста, то я смог оценить его только промежутком от тридцати до пятидесяти лет. Одежда была простая: светлая рубашка, темные брюки.
Что меня поразило, так это исходящее от человека излучение. Мне показалось, что все вокруг озарено ярким весенним солнцем и этот свет содержит в себе все без исключения человеческие чувства. Свечение было почти нестерпимым, но в то же время знакомым. Энергия была очень уравновешенной: вот существо кажется мужчиной, но в следующий миг я уже готов поклясться, что это женщина. Подлинное равенство: и Он, и Она. Оно!
Излучение прекратилось. Оно, — я буду называть его так, — подняло глаза. Они были бездонными. Я не смог различить никакого выраженного, выделяющегося чувства. Этот человек в совершенстве владел собой, хотя я не мог понять причин такой сдержанности.
Его губы не двигались, но я услышал, — и это меня ничуть не удивило. Слова сопровождались сердечной усмешкой. — Оно? Так меня еще никто не называл.
— Я не хотел вас обидеть. Просто не знаю, как вас зовут.
— Одно имя ничуть не хуже другого. Итак, ты полагаешь, что я смогу тебе чем-то помочь?
— Да, я надеялся на это.
— Что именно я могу сделать?
— Ответить на несколько вопросов...
— И какую пользу принесут тебе мои ответы?
— Я... я не знаю...
— Ты всегда настаиваешь на том, чтобы остальные сами находили свои ответы.
Почему же решил, что с тобой должно быть иначе?
Теперь я понял. И почувствовал себя так, будто меня поймали на мошенничестве.
— Вы правы... На самом деле меня интересуете вы сами, а не ответы на вопросы.
— Я — просто один из множества других. Один из миллионов. Твоему другу пришлось потрудиться, чтобы отыскать меня.
— Я чувствую, что вы с Запада, хотя никто на Земле не верит в ваше существование. Но... ведь мы уже встречались?.. всего один раз... так?
— Заметил? Ты сам отвечаешь на свои вопросы.
— Однако... вы прожили только одну физическую жизнь. Не проходили перерождений.
Но... откуда я все это знаю?
— Ты читаешь мои мысли.
— Только частично — и, подозреваю, только то, что вы позволяете прочесть. Одна жизнь — без перерыва, целых восемнадцать столетий! Как вам удается... оставаться молодым?
— Я постоянно меняю работу. Это сохранит молодость кому угодно. Тебя устраивает такой ответ?
— Замечательный ответ! Я очень рад, что мы встретились. И чем вы занимаетесь сейчас... какой работой?
— Считай меня организатором или советчиком, как будет угодно.
— Судя по вашим способностям, у вас тут много дел.
— Да, забот немало.
— Что? Нет, не могу прочесть... вы — водитель "скорой помощи", хозяин ночного бара, консультант-психиатр, а теперь... теперь преподаете историю в университете. И многое, многое другое!
— Я люблю быть среди людей.
— Постойте... когда-то вы водили самолеты... на ХаррисХилл... Да, теперь я припоминаю. Вот где мы встречались!
— Просто решил поразвлечься.
— А где вы едите и спите?
— С этим я покончил уже много лет назад.
— Должно быть, ваши лекции по истории будут захватывающими!
— Я стараюсь удивлять и запутывать... сталкивать с противоречиями.
— Ваша следующая работа... какой она будет?
— Разумеется, организационной. Как и ты, я буду заниматься Переменными Величинами. Твои книги, распространяемые тобой обучающие программы, — все они обогащают Переменными Величинами жизнь каждого человека, который с ними сталкивается. А теперь, вместо того чтобы задавать вопросы, ознакомься лучше с тем, что требует упорядочивания и в каких целях. Я могу передать тебе ПОСЫЛ об этом, — о плане, который никак не связан с коммунизмом или социализмом, капитализмом или диктатурой.
— Говорят, без этих общественных систем нельзя обойтись.
— Именно поэтому цель оправдывает затраченные силы. Необходимы объединенные, всемирные человеческие усилия. И люди будут объединяться не по религии, не по расовой принадлежности или политическим взглядам, не под угрозой оружия, а благодаря пониманию необходимости объединения.
— Необходимость — тоже довольно суровое условие. Для этого планете нужно оказаться в угрожающем положении.
— В этом причина ожидания. Но подходящее время наступит.
— Однако людям еще никогда не удавалось достичь согласия во всемирных масштабах.
Я ощутил неожиданный всплеск энергии, похожий на тот, какой почувствовал раньше.
Когда излучение ослабело, я понял, что уже получил ПОСЫЛ и смогу просмотреть его в удобное время. Однако у меня был еще один вопрос.
— Быть может, у вас найдется свободная минутка и для того, чтобы упорядочить энергию в нашем Институте? Нам это очень нужно.
— На самом деле вам это не так уж нужно, но я постараюсь.
— Вы будете в материальном теле?
— Разумеется. Но вы меня не узнаете.
— Вы ведь знаете, что теперь я буду внимательным.
— Конечно, Ашанин. И я подготовлюсь к этому, Ты не сможешь узнать меня, если я сам того не захочу. Прости, но мне уже пора в университет.
— Большое спасибо. Как скоро мы встретимся?
— Не очень скоро.
Оно, Организатор, развернулся и ушел не оглядываясь. Я поискал своего друга Разумника, но не смог уловить никаких признаков его излучения. Я понял, что мне пора возвращаться в материальное тело, и сделал это без особых затруднений. Я сел, размял руки и вдруг сообразил, что получил важную подсказку. Организатор назвал меня Ашанин. Что это было — хитроумный прием, уводящий в ложном направлении, или просто шутка?
С тех пор я очень внимательно всматриваюсь в каждого незнакомца, который появляется в нашем Институте. Быть может, мне все-таки удастся выиграть пари?
Tags: Монро
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments